Архив метки: рецензии

V▲LH▲LL – Grimoire

cover

Grimoire второй альбом шведского дуэта V▲LH▲LL, но именно он задает фон и драйв этого проекта. Witchhouse перемещается вполне себе с (не)форматным neofolk, но это форматность/неформатность здесь весьма относительна. В альбоме Grimoire в общем-то все относительно.

Bonetrees начинает с модного, кристально звенящего outrun, пускай с darkwave мертвечинкой. Но звучит столь неоднозначное сочетание у V▲LH▲LL выигрышно. Следующий за ним Dead Waves предпочитает вполне устоявшийся союз synthwave/ synth rock/ electro industrial. Lilies For Belial – причесанный и понятный witchhouse с ретро флером gothic electro n-ной давности лет. Ormens Offer действительно имеет черты darkfolk музыки, которая потом успешно превращается в нечто принадлежащее к coldwave. Пронзительный звук скрипки, за который отвечает актриса и, как выяснилось, талантливый музыкант Джессика Пиментел, придает треку особый шарм и изысканность. Одноименный Grimoire тоже стремительно движется к coldwave эстетике, впрочем, в нем есть и мистическая, потусторонняя грань. Ruins of Vanaland есть “безмолвность” пост индустриальных веяний и неоклассической пафоса одновременно. Дарктрипхоповый The Hunt сменяется сложным и трагичным Aeons Unveiled, который, в другой жизни, мог бы стать саундтреком к какой-нибудь неонуарной фантастике. Niðingrdans абстрактен, но в меру, он не выбивается с основной линии релиза.

Grimoire получился неоднозначный, собранный из разных заклинаний разных поколений ведьм разных культур, разных сил. Но при этом он имеет целостность и самобытность звучания V▲LH▲LL. 8/10

Death In Rome — V2

cover

Загадочный, ироничный neofolk cover проект Death In Rome представляет вниманию изумленной публики V2 — новую компиляцию хитов всех времен и народов. И если раньше Death In Rome был этаким концептуальным аттракционом, то V2 уже больше смахивает за зашифрованное послание потомкам. После депрессивного и опустошающего гимна последнему Рождеству Death In Rome заставит нас увязнуть в звенящих Sinking Sand, а затем вытащит за волосы под Тейлор Свифт. Одиозная Warm Machine от Bush у Death In Rome приобретает аутентичный милитаристический запал.

А потом — продолжение Hitparade в виде легендарного шлягера Pet Shop Boys — It’s A Sin. Идет все-таки neofolk формациям эпоха 80-х. Созвучны они в этой тоске, романтике и ранимости. Впрочем, и 90-е тоже звучат выигрышно в neofolk/military pop стилистике — кавер на Ace Of Base — The Sign это подтверждает.

Версия Fury in the Slaughterhouse — Every Generation Got Its Own Disease воспринимается как само собой разумеющееся, поэтому больше треша и угара! Lambada — от Death In Rome! Проект в очередной раз превзошел сам себя. Звучит очень круто.

Но вернемся к сознательным, остросоциальным 90-м — TV Smith — Lion And The Lamb. Полагаю, это ключевая работа здесь. Оно и понятно — этот проверенный панк-рок-хит созвучен с современными реалиями. Все мы — часть плана, и в руках у нас ракета. Продолжает (и заканчивает) тему The Farm — All Together Now.

Если первый релиз Death In Rome — это как веселая вечеринка с песнями, плясками, серпантином и морем горячительных напитков, то V2 — это депрессивные фрустрации на следующее утро. С обязательными вопросами «Кто мы?» и «Куда мы движемся?». Впрочем, Death In Rome — V2 определено должен присутствовать в ваших фонотеках и трек-листах. 9/10

In Good Faith — Trinity

Untitled

Три года упорной концертной и студийной работы — и вот, новый лонгплей electropop проекта In Good Faith готов. И удивительно — но он превзошел все ожидания. Альбом был неплохо проанонсирован синглами, да и electropop — жанр достаточно статичный, но Trinity стал откровением. Его трек-лист состоит, если не из хитов, то по крайней мере из интересных запоминающихся вещей, которые там точно есть.

Стартует релиз с трека The Pick-Up Artist — сразу же динамика, самобытность самих In Good Faith, глубокий бархатный вокал. Explore уже более подробно раскрывает все нюансы саунда — проявляет объем futurepop жанра, synth rock экспрессию. Баллада Licht здесь для меланхолических созерцаний и томлений, а About A Life раскрывает философский концепт релиза в ностальгических тонах ранней synthpop музыки. Choose Your Way, на который идет ставка как на главный хит с релиза и который имеет свое видеовоплощение, действительно имеет трендовое electropop звучание, интересную структуру — но на этом, пожалуй, все.

А вот Shadows по этим же параметрам куда интереснее — c флером synthwave и драматичным повествованием. I’ve Lost Control исповедует уже более форматное звучание для данного сегмента сцены, Aberration вновь идет по пути чувственности, вкрадчивости, подчеркиваемой харизматичным вокалом. Мистические Lost Moments — безусловно, одно из украшений релиза. Мрачно, печально, на тонких материях.

Как завершение — ремикс от Terrolokaust на Shadows и кавер на бессмертный хит Joy Division — Love Will Tear Us Apart. И то, и другое звучит интересно в контексте Trinity.

Новый альбом In Good Faith — Trinity можно со спокойной совестью отнести к числу тех релизов, которые формируют современную synthpop/electropop сцену. Здесь все, за что любят этот жанр, представлено грамотно и сдержанно, без пафоса, громких концептов, открытий. Качественный саунд — не более, не менее. 8/10

 

Kirlian Camera — Hologram Moon

a0880310709_10

Hologram Moon стал первым горячо ожидаемым релизом в 2018 году. После небольшого анонса в виде сингла Sky Collapse, созданного при участии Эскила Симонссона из Covenant, интерес к новой работе проекта возрос до небес. Sky Collapse, соответственно, стал хитом. Что до остальных треков, объединенных мощным (и очевидно модным) астрофизическим концептом — то здесь не все так однозначно.

Открывает альбом Holograms — мрачный эпос, гром неба, хоралы, синтез человеческого и космического. Coldwave распадается с electropop и new wave элементами. Вышеупомянутый Sky Collapse переключает эмоции на более романтичный, умиротворенный лад. Electropop выходит на первый план, вокальные линии Елены и Эскила гармонично сосуществуют друг с другом. Lost Islands более экспериментальный по своей сути, и аудитория уже начала отвыкать от такого Kirlian Camera, однако этот саунд им по-прежнему идет, он хорош в этой прохладной убаюкивающей созерцательности. Один их красивейший треков на Hologram Moon. Еще одна работа с Симонссоном — Polar-IHS — обладает всегда выигрышным сочетанием synth rock/retrowave. После атмосферного опуса Helium 3 — стремительный electropop хит Kryostar. I Don’t Sing — есть меланхолия и монотонность postpunk/coldwave/synth goth музыки, а в The Storm — размеренность олдскульных darkwave баллад. Eyes Of The Moon и после Equation Echo 01 — Haunted River вносят завершающие штрихи, акценты в теорию о голограмме Луны, скрывающей мистический инопланетный механизм. Соответственно — немного horror synth, немного retrowave. Travelers’ Testament — dark trip wave баллада — печальная и возвышенная одновременно.

В Luxus версии стоит отметить италоязычную версию Sky Collapse — La Caduta Del Cielo — и “фантазию на тему» — Moonlight Sonata For Holograms.

В целом стильный, но сугубо «форматный» для Kirlian Camera релиз, происходящей на одной волне. Для своего жанра — хорошо, для подтверждения статуса легендарного проекта — еще лучше, но особой интриги для целевой аудитории здесь нет. 7/10

Project Pitchfork — Akkretion

Digital_Booklet_-_Akkretion_000

Akkretion является первой частью очередной трилогии проекта Project Pitchfork. В этот раз курс взят на астрофизическую тематику. Что же до музыкального контента — в этот раз Питер и  сотоварищи, видимо, решили придерживаться своих же канонов. Здесь нет избыточности, многослойности и головокружительных взлетов, как на предшественнике Look Up, I’m Down There. Akkretion в этом плане ровный, последовательный релиз.

Заглавный трек Akkretion и следующие за ним Good Night Death, Gravity Waves образуют трилогию в трилогии, сложное предисловие, в одной атмосфере, в одном саунде (почти), с похожими эмоциями (точнее. с похожим их отсутствием, общей отрешенностью, цикличностью). Затем — The Collision — главный претендент на хит с этого полноформатника. В нем есть запал electro-industrial/synth rock жанра и осовремененного EBM. Узнаваемый, четкий, лаконичный трек. В And The Sun Was Blue есть эстетика space ambient и retrowave при общем futurepop звучании. Crossfire внезапно напоминает tribal, new age и sci-fi идеи времен ¡Chakra : Red!. Circulation также имеет хитовость, схожую с The Collision. Правда, electro-industrial здесь больше, чем всего остального. Ascension берет многослойностью и эйфорией, а The New Day — трендами, актуальностью. Завершает основную часть релиза несколько гротескный трек Good, You Are Distant.

Среди бонусов — хоррор-сочинение Tree Of Life, ремиксы некоторых вышеупомянутых треков, среди которых выделяется совместная работа с Sue. Ascension очень «идет» женская вокальная линия.

Пока новая трилогия от Project Pitchfork скупа на откровения и эксперименты, и Akkretion создан быть стильным и целостным, даже в ущерб некоторым другим аспектам музыкального материала проекта. Ждем вторую часть. 7/10

L’Âme Immortelle — Hinter dem Horizont

R-11437314-1516310093-8724.jpeg

От каната до других способов изящного ухода за горизонт бренного мира. L’Âme Immortelle вновь переосмысливают свое прошлое, свои симпатии и свой опыт. Hinter dem Horizont в сопроводительном пресс-релизе позиционируется как баланс между миром своих ранних работ 98-99 года, хитов легенд конца 80-х — начала 90-х и «талантом сочинять волнующие баллады… страсти к экспериментаторству», чтобы это ни значило. Отчасти это так, но, с другой стороны, Hinter dem Horizont не столь романтично-ностальгичен, как хочет казаться.

Открывает основную часть альбома Unendlich — атмосферный, тревожный трек с узнаваемой стилистикой L’Âme Immortelle. При этом пафосный и сдержанный. Такого же формата придерживается Letztes Licht, но здесь действительно больше винтажной synth-goth меланхолии. Gothic electro экзерсис Treiben в контексте начала альбома, после двух эпичных гимнов, звучит достаточно приятно и легко. Am Ende aller Tage, который назначен быть реверансом в сторону The Cure, в реальности же вряд ли чувствует «феномен распада». Нет, он, конечно, имеет свою прелесть, но он слишком динамичный, слишком современный и лежит, что называется, на поверхности — в нем нет полутонов, полуэмоций, загадки и созерцания. К слову, следующий за ним «нейтральный» Dein Kuss даже как-то больше в этом выигрывает — романтика и трагичность очевиднее. В Memories внезапно проявляются отголоски futurepop, Monument (кстати, поздравляю всех собравшихся с новым тайтлом-паразитом на темной сцене) имеет все черты пронзительной около darkwave/synth-goth/neoclassical баллады. Для своего жанра — отлично. Schwerkraft — типичный gothic electro экшн, Frei чуть глубже по своему звучанию, и пророчим этому треку звание главного хита. И эпичное завершение в виде одноименного Hinter dem Horizont.

Что касается обширной бонусной части, «гвоздь программы» — безоговорочный хит 1992 года дуэта Shakespears Sister — Stay. Одна из самых цитируемых песен всех времен и народов однажды уже имела свое воплощение на темной сцене (версия от Blutengel для их альбома 2004 года Demon Kiss). У L’Âme Immortelle Stay сохранил вкрадчивость и эмоциональность (и это целиком и полностью заслуга Сони). Что еще интересного среди бонусов? Это, конечно же, версии оригинальных треков этого лонгплея от Project Pitchfork, Zeromancer, Rotersand, Frozen Plasma, Metallspürhunde и других. Каждый из них хорош, каждый имеет свою самобытность, но все-таки коллаборация Project Pitchfork с Sue несет в себе энергию и скрытый потенциал трека Hinter dem Horizont.

Третий диск издания — это своеобразный подкаст с комментариями Сони Краусхофер и Кришана Яна-Эрика Везенберга о создании того или иного трека.

Hinter dem Horizont — общинный, monumentальный лонгплей, характерный для современных L’Âme Immortelle. Здесь нет ничего экстраординарного для проекта — ровно тот саунд, к которому все привыкли. Но для целевой аудитории L’Âme Immortelle — Hinter dem Horizont — конечно же, праздник. 7/10

Сруб — Скорбь

cover

Новые таежные макабристические образы от проекта Сруб нашли свое пристанище на альбоме «Скорбь», вышедшем 11 января сего года. Скорбь, как и всякая радость, принимает разные формы, но суть их одна. Здесь же 8 глав, 8 троп, ведущих по одной дороге потери и неизвестности. «По ягоды» со своим мистическим dark ambient началом впоследствии подкупает своей фолковой простотой и лаконичностью. Меланхолией пронизан и следующий трек «Вспять», но здесь больше от прежнего — мрачного и оккультного Сруба, но за счет своей «монохромности» он не выбивается из общего повествования альбома. «В чаще, где пал крест» нагнетает хоррор-составляющую — но это родной, уютный и понятный сибирский хоррор. Сама атмосфера здесь объемная, осязаемая. С четким подтекстом dark folk/martial industrial жанра. Мантра «Храни» цикличная, медитативная, впрочем, такой она и должна быть. «Мы не те, кто мы есть» заставляет заглянуть вглубь себя (и ужаснуться от увиденного). Но самый лютый страх затаился на треке «Черт не виден мне, Гробы не берут нас с собой». Кинематографический саспенс здесь обрамлен dark folk эстетикой и пост-панк тоской. Стремительный побег под «Брошенных сел огни» оканчивается безмолвным криком «Обернись» — сложным, «многослойным» треком.

«Скорбь» отличается от того, что проект делал ранее, но при этом самобытность его не утрачена. Просто она переродилась во что-то менее дикое, менее сырое. Эмоции стали более взвешеннее, символы — очевиднее, звучание — форматнее. Но это все не сказалось на качестве и концепте Сруба. 7/10

Persephone – Perle

1TRI_602_CD

Сольный сайд-проект Сони Краусхофер, голоса L’Âme Immortelle (да и не только), сразу вызвал восторг у аудитории темной сцены. Начнем с того, что тогда был своеобразный взлет ethereal/dark trip wave/neoclassical музыки. А в исполнении Сони всегда были пронзительность, эмоции, мистика и вместе с тем какая-то меланхолия, “светлая грусть” — все это представляло проект в более выгодном свете, выделяло его среди подобных. Но Persephone так же стремительно исчез, как и появился. После успешного лонгплея Letters to a Stranger эта роль Сони была оставлена на неопределенный срок. И вот спустя 10 лет выходит Perle.

Perle из тех релизов, где в едином порыве сливаются музыка и литература. За его броским фасадом в мрачной вариации ар-деко – 10 треков, инспирированных единственным романом австрийского графика-экспрессиониста Альфреда Кубина “Другая сторона”. Это история о художнике, который попадает в фантасмагорическое Царство грез (Traumreich), в его столицу под названием Perle. Сначала главный герой в восторге, но затем он стремительно разочаровывается, так как наблюдает распад, деградацию, разложение. Есть мнение, что “Другая сторона” была написана Кубином как «своего рода социальная критика, закономерная реакция на те процессы, которые в итоге и подтолкнули европейское общество к мировой бойне». В принципе, так же объясняет концепт и сама Соня Краусхофер в официальном пресс-релизе: “Мечта и реальность смешались друг с другом, этические ценности и мораль давно забыты, это приводит к рассказу о грандиозном падении… Не только падение города, но и падение общества. Человечества».

Итак, хроники падения человечества начинаются с Oblivion — мрачного, вкрадчивого, сдержанного вступления. Потом происходит более подробное знакомство с Dreamland Of Mine. Ethereal, поскрипывающий dark trip wave, разбавленный клавишными, виолончелью, скрипкой, — такой обволакивающий, «теплый, ламповый» звук… Да, мы определенно скучали по Persephone. Summer Rain — холодный и отрешенный, но за ним — эпичное, монументальное повествование. Строгость форм, многоступенчатость, тяжесть, этот трек призван поражать, влюблять в себя. А Conspiracy призван служить проводником в иные миры — посредством гипноза, пульсаций, trip-hop составляющей при общем neoclassical акценте. Phobia внезапно изобилует synth элементами, Garden Of May — dark ambient веяниями. Трек Dig A Little Deeper представляет экспрессивную сторону ethereal, ту, которая граничит с darkwave/gothic rock музыкой. В течение The River — блюзовые настроения, которые выходят на сушу под synth goth/coldwave и щебетание райских птиц, а Downfall происходит, опять же, в трипхоповом ритме, с нагнетанием эмоций и страстей ближе к развязке.

Как эпилог — Reveal, такой же вкрадчивый, «личный», сдержанный, как и начало Perle.

Что ж, интерпретация апокалиптических образов Кубина посредством ethereal/neoclassical у Persephone удалась. Perle не похож на прежние работы проекта, но такой альбом был весьма ожидаем. Это был вопрос времени, даже, скорее, уместности его. Но все сложилось как нельзя лучше. 8/10

Fun Never Starts — Nothing’s Good Ever

Fun Never Starts - Nothing_s Good Ever - cover

Занятный EP от балтиморского трио Fun Never Starts, которое держит курс на саунд из melodic, genre-bending industrial, а на выходе почему-то получается симбиоз dark electro и electro punk. Но обо всем по порядку.

Релиз содержит 5 треков, первый из них Dollar Store Witches звучит более-менее соответствующе заданному формату. За исключением вокальной линии. Но если абстрагироваться от этого всего – вполне себе приемлемый сорт утяжеленного electroclash’а. Golden Calf Corral представляет более мрачное, хоррор-звучание. Здесь действительно можно разглядеть что-то постиндустриальное. Хотя все относительно. Сменяющий его трек Lupine содержит в себе что-то dak trip hop’овое, ностальгическое, тягучесть synth rock жанра. На этот трек стоит обратить внимание – он откровение данного EP. 180 Proof of the Afterlife обращен к aggro industrial, но не к современной его форме, а, скажем, к более ортодоксальной. В Bidet of the Dead больше electro punk составляющей, чем всего остального.

Неплохой релиз, без особых жанровых откровений, но имеющий свою стилистическую самобытность. Будем следить за дальнейшим развитием событий Fun Never Starts. 7/10

Форма воды: «среди богов и чудовищ она была ангелом…»

kinopoisk.ru-The-Shape-of-Water-3002748

Новое творение мастера страшных сказок Гильермо дель Торо всколыхнуло воду в кинематографических кругах задолго до своего релиза. Данную ленту можно считать долгостроем — если верить режиссеру, то работа над фильмом началась 7 лет назад. Форму (пардон за тавтологию), нужную дель Торо, произведение приобретало долго. Хотя вектор изначально был задан максимально точно — ретрофлер, немного научной фантастики, немного фэнтези и, конечно, специфичный, особенный «дельторовский» сорт хоррора. Пусть даже в данном случае это аллюзия на классическую серию ужасов Universal. Вы и не вспомните об этом, как только произойдет полное погружение.

А начинается оно с будней Элайзы. Каждый вечер она встает по будильнику, чтобы успеть на ночную смену уборщицы в научной лаборатории. Она живет в крохотной комнатке над старым кинотеатром, любит туфли, мюзиклы и вареные яйца на завтрак. У нее замечательный сосед — одинокий художник, окруженный кошками. И замечательная коллега по работе Зельда, которая всегда «прикроет». В общем, Элайза — самая обычная девушка, со своими маленькими радостями, страстями, недостатками, которой ничто человеческое не чуждо. Не сказочная принцесса, не «Мэри Сью», а тот персонаж, которого можно было встретить и в 60-х, и сейчас. Как капля в море — таких же девушек. За исключением одной детали — Элайза нема с детства. Однажды в лабораторию в условиях строжайшей секретности привозят «создание из Чёрной лагуны» — человекоподобную амфибию, которую нужно изучить, причем без лишнего шума, в реалиях Холодной войны. Но Элайза видит в существе не объект исследования, а вполне разумную и чуткую личность. Чуткую настолько, что Элайза немедленно влюбляется…

Что подкупает в «Форме воды» сразу же — это его неспешный, убаюкивающий, как шум волн или стук дождя, темп повествования. Причем здесь абсолютно нет статичности — движение в кадре непрерывно, но это никак не мешает зрителю созерцать. Второе, за что стоит полюбить этот фильм, — ненавязчивое стилистическое обрамление из 60-х. Почему-то данной эпохе в кино всегда достается какая-то нарочитая, почти гротескная глянцевость — образ идеальных жен с нереальными улыбками, с идеальными прическами, сильные бравые мужчины, все это на фоне красочных домиков, красивых «Кадиллаков». «Форма воды» представляет совершенно иную действительность. Хотя все вышеперечисленное и существует в фильме, но в качестве сарказма, издевки, небольшого штриха к портрету главного антагониста Стрикленда. «Форма воды» — это неонуар в чистом виде, почти все его действие происходит ночью, в отблесках от истинно черного до сизого цветов с редкими темно-красными акцентами. Движение главных героев плавные, легкие. Визуальная эстетика здесь соблюдена от и до, при всей мрачности ленты она не давит, а наоборот, растворяет аудиторию в своем повествовании.

Хотя Элайза и ее возлюбленный лишены дара речи, в «Форме воды» много звука, много музыки, диалогов, монологов. Шум воды, болтовня Зельды на работе, снабженная грубоватым юмором, монологи Стрикленда о конфетах и собственном превосходстве, перемежаемые хитами Гленна Миллера, Кармен Миранды, Бенни Гудмена, Катерины Валенте. Но это настолько органично вписано в повествование фильма, настолько не отвлекает на себя внимание, что все равно фильм хочется назвать «немым». Музыка здесь — не цель, а средство — она задает темп, обеспечивает нужный эмоциональный тон, расставляет нужные акценты.

Что еще можно сказать о «Форме воды»? Этот фильм характерен для Гильермо дель Торо, это чуть ли не квинтэссенция его творчества, и об этом стоит помнить, когда вы соберетесь в кино. Но с другой стороны — несмотря на все девиации, физиологические подробности, сцены жестокости, насилия, очень взрослый юмор, это все-таки мелодрама. Романтичная и пронзительная. 9/10

Оригинальный текст по ссылке https://sakhalin.info/weekly/145634 — ставьте плюс если вам понравилась рецензия, минус — если нет, присоединяйтесь к обсуждению на форуме ;)