Inertia — Dream Machine

cover

Удивительно, но проект Резы Удхина, клавишника легендарных Killing Joke, в этом году празднует 25-летие. Стоит отметить, что современный Inertia неплохо так утяжелил саунд, и вместо ожидаемого мелодичного synthpop в предыдущем релизе Existential представил симбиоз из synth rock/dark electro/dark pop жанров. Да и общее повествование стало мрачнее, эмоциональнее. Dream Machine идет по этому пути. Мрачный, сложный альбом, но при этом не лишенный своей эстетики и особенных, необычных и для жанра, и для самих Inertia, моментов звучания.

Заглавный трек Dream Machine начинает размеренный мрачный synth эпос. Сложный, потусторонний, жуткий, как ночной кошмар или сонный паралич. А вот Only Law демонстрирует более-менее привычный Inertia мелодичный, захватывающий synthpop/elecropop, не лишенный стилистической актуальности. Thorns имеет одновременно trip hop настроения, а Starlight выдает опыт Резы, приобретенный за годы участия в Killing Joke — вот это сочетание пафосной симфо-составляющей с post industrial стремительностью. Один из самых заметных треков на этом альбоме. Произведения трек-листа в рамках “многосоставных» попурри The Chill и Beyond Concrete именно в такой последовательности отвечают за драматургические и технические притязания релиза, показывая размах от synthwave до synth rock, от electroclash до postpunk. Однако продолжим разбирать каждый их них в отдельности. Afloat Above Abide соблюдает elecropop динамику, возможно, станет хитом с этого релиза наряду с Only Law. Запоминающийся мотив этому способствует. Кавер на «классику» Питера Габриэла Games Without Frontiers в прочтении Inertia приобретает electroclash/new wave черты, что обновленной версии, безусловно, идет. Pray — тоже образец динамичного яркого synthpop жанра на стыке с future pop, а Solitudal внезапно (или ожидаемо?) инспирирован retrowave/synthwave.

Зрелый, серьезный и, несомненно, стоящий релиз, достойный 25-летнего юбилея проекта. Inertia не сдает позиций, несмотря на перенасыщение этого сегмента темной сцены — это определенно радует. 8/10

Diary of Dreams — Hell in Eden

hell-in-eden

Сначала небольшое лирическое отступление, несколько пространных мыслей. Чем дорого становление любого жанра, будь то synth-goth, darkwave или что иное, первые релизы исполнителей, обозначивших этот жанр, так это тем, что они проходят путь проб и ошибок, а в этих огрехах, шероховатостях, девиациях есть своя прелесть, то, что цепляет, а позже, спустя много лет, вызывает приступы ностальгии и приятные воспоминания. А параллельно с этим жанр формируется окончательно, возникают каноны, рамки, штампы и круг проектов, которые наиболее верно могут охарактеризовать своим творчеством этот жанр. Сами же проекты растут, оттачивают свой саунд, филигранно прорабатывая тот или иной трек своего нового релиза. Лирику побеждает математика, эмоции здесь как один из элементов звучания, концепта, темы лонгплея. И что-то подсказывает, что все личное и сокровенное у Diary of Dreams закончилось где-то на Elegies In Darkness, а дальше пошло больше светское. Уже с Grau im Licht появились холодность и отрешенность, но эта отрешенность не в настрое, она имеет именно «механическое» происхождение. Да, четко выверенный механизм, надежный, мощный, где каждый звук продуман и на своем месте. Это впечатляет. Но не цепляет.

«Эдем не как место, Эдем как машина» — фабула 13-го альбома Diary of Dreams — Hell in Eden. 13 треков, сдержанных, меланхоличных, депрессивных, мезантропичных — каждый как абсолют самих Diary of Dreams. В этот раз почти вся лирика на английском и множество библейских аллюзий. Но при этом Эдем — все-таки машина. И начинает свой ход с Made in Shame. Сразу мощный, мрачный, философский опус. Трек-притча, трек-симфония, призванный «раздавить» слушателя эмоционально, захватить его внимание полностью. Следующий за ним трек, один из главных хитов здесь, Epicon форсирует события до настоящей трагедии в нескольких актах. Darkwave составляющая, та, что более ортодоксальная и сырая, выходит на первый план.

Decipher Me, напротив же, — форматный synth-goth, может, чуть с большим coldwave флером, чем обычно у Diary of Dreams. Кульминация альбома — одноименный Hell in Eden свою пронзительность и вкрадчивость несет посредством гитар, клавишных и, конечно же, текста, единственного здесь текста на немецком. После этого трека следующий — Perfect Halo — воспринимается как лаконичное, но при этом глубокое произведение. Beast of Prey — сложный в техническом плане трек. Опять же — триумф машины, механической точности и человеческой категоричности. А вот Listen and Scream наполнен призраками из прошлого Diary of Dreams. В частности, из времен альбома-культа Nigredo. Те же ярость, хоррор и психодел. Но даже в конце самого долгого и темного туннеля всегда есть свет, пускай и очень тусклый и едва заметный — Traces of Light. Mercy Me поддерживает эту динамичную «светлую» тенденцию на данном лонгплее, которая окончательно растворяется в Bird of Passage. А вот с Sister Sin снова начинаются философия и личностные фрустрации. Хоть Адриан и утверждает, что здесь не подразумевается никакого библейского смысла, параллель очевидна, да и образ слишком уж очевиден. Как бы там ни было, трек мрачный, серьезный, неоднозначный. Во всех смыслах. Nevermore здесь закольцовывает трек-лист, перекликаясь с мощным, холодным, симфо-началом релиза. И как эпилог — Hiding Rivers, еще один хит здесь — безусловно, красивый, изящный трек, тонкий, хрупкий, на полутонах…

При всей своей «человечности», при этих психологических непримиримых противоречиях, чувствах, эмоциях «Эдем» — все-таки машина. Из стали, а не из плоти и нервов. 8/10

Электрофорез — Quo vadis?

m1000x1000

В русскоязычном coldwave/postpunk/synthpop прибыло. Точнее, прибыло уже достаточно давно — Электрофорез с 2012-го выпустил несколько релизов разной степени эфемерности, поэтичности, атмосферности и с разными стилистическими градациями. Из всего этого прохладно отрешенного великолепия выделялось EP#4 — ибо в нем проявилась четкая dark dreampop/coldwave форма. А после первой ласточки с Quo vadis? — хита «Русская принцесса» — данный альбом лично для меня стал самым ожидаемым релизом года. Почему? Потому что Russische Prinzessin вернула к жизни все то, по чему мы скучали на данном сегменте сцены много лет. А именно — питерские декадентские томления, отрешенность и ранимость synthpop музыки, характерный вокал, лирика, тоска, тлен и то чувство, когда «в любое время года Москва». Плюс еще дым и зеркала актуального ныне retrowave. В таком ключе выполнен весь альбом. На каких-то треках больше цинизма и пафоса, на других — трагедии и некрореализма, на третьих преобладают сюрреализм и «кинематографичность» звучания. Но начнем по порядку.

Quo vadis? начинается со стремительных электроклешевых веяний, которые находят развитие как олдскульный synthpop. «Сон со сне» сбавляет обороты до сoldwave созерцательности и до dark(?) death(?) dreampop пульсаций. Романтичный и стильный опус, украшение трек-листа. Как и уже вышеупомянутая «Русская принцесса». Она и останется главным хитом с данного альбома — это вполне заслужено. Post punk и new wave здесь легко превращаются в гипнотизирующий и одновременно пронзительный synthwave. А вот HBO берет совершенно другим настроем и саундом. Опять же — хлесткий electroclash, но с акцентом на EDM и synthpop. Bien sûr подкупает колоритом французского языка и общим, неспешным coldwave повествованием. Самый мрачный и «социальный» трек здесь — это 1905, посвященный трагичным и фатальным событиям этого года. Неожиданный ход от Электрофореза, но, с другой стороны, он достоин уважения. Кроме того, раскрыта еще одна из граней их творческого потенциала. «Эй, огонь, иди за мной!» — dark pop – ностальгический, фантасмагоричный, лаконичный и сложный одновременно. Отличный финал для релиза.

Куда мы пришли? К отличному материалу, где нашли отображение и незатертые каноны субжанра, и неизбитые темы для лирики. Quo vadis? подтверждает и объясняет стилистическую самобытность проекта — здесь нет проходных или «провисающих» треков, сам релиз остается интересным и интригующим даже после n-го количества прослушиваний — нужно ли что-то еще? 9/10

Heartlay — Close To Collapse

CTC_COVER

Дебютный альбом парижского NDH/synth rock/aggro industrial проекта Heartlay вышел 16 июня 2017 года, но уже успел снискать признание у авторитетных субкультурных масс-медиа. Что неудивительно — альбом Close To Collapse представляет именно тот емкий, динамичный саунд, который котируется у современной аудитории. Здесь отлично для дебютного альбома соотношение хитов и проходных треков, сам трек-лист не затянут, а образы и структуры вполне узнаваемы и понятны.

Открывает альбом интро Imminent, после него Thrown — типичный synth rock с оправданным набором риффов и необычной, слишком отрешенной для данного жанра вокальной линией. Но в общем плане все звучит достаточно органично. Come Down — более интригующее творение. Он тяжелее по звуку, неоднозначен по построению, в нем многое построено на контрастах, при этом нет ущерба для мелодичности и атмосферы. In Here напоминает классические alternative/nu metal хиты, чем вызывает сильнейший приступ ностальгии, Will It Be Enough после него звучит куда современнее, но и здесь есть взгляд в прошлое в виде олдскульных NDH вариаций. Death Screens и All Alone идут к aggro industrial — зловещему, психопатичному его подвиду. В The Sights проявляется мрачный, сырой outrun и post industrial волнения, Faded обволакивает всей меланхолией, а в I Can’t Let It Fall появляется почти trip hop философия, растворенная в synth rock/ industrial metal основе. Завершающий трек Make It Go Away представляет собой сложный, многоступенчатый post industrial/synthwave инструментал.

Весьма уверенный и проработанный во всех деталях альбом. Что для дебютного полноформатного заявления очень хорошо. 7/10

The Negation – A Prayer for those I will Have to Kill (Full Version)

Французская black metal формация The Negation представила видео на трек с лонгплея 2015 года Memento Mori под названием A Prayer for those I will Have to Kill. Режиссером выступил Гильерме Энрикес (известный по сотрудничеству с Belphegor, Helheim и c другими коллективами).

Memento Mori в свое время собрал немало положительных откликов как у музыкальных критиков, так и у аудитории. Этот релиз вывел The Negation на новый уровень и, можно сказать, обеспечил им успех гастрольного тура. Поэтому неудивительно, что было принято решение «проиллюстрировать» один из знаковых треков этого релиза. В монохромном видеоряде A Prayer for those I will Have to Kill есть что-то сугубо олдскульное блекметаллерское, в то же время — что-то остроактуальное. Здесь узнаваем почерк Энрикеса, прочем как и характерная оригинальная стилистика самых The Negation. Смотрим расширенную версию клипа:

«Бегущий по лезвию 2049»: возрождение или крах?

kinopoisk.ru-Blade-Runner-2049-3040772--o--

«Бегущий по лезвию» 1982 года — легендарный фильм Ридли Скотта по легендарной книге Филиппа Дика — в то время стал откровением для кинематографа и основополагающим произведением для жанра в целом. Скотт показал абсолютно «другую» научную фантастику — мрачную, сюрреалистическую, созерцательную. И пардон за снобизм — не для средних умов. К «Бегущему» можно относиться по-разному (например, не всем импонирует тотальная депрессивность Дика, особенно в переложении эстета и «дьявола в мелочах» Скотта), но то, что данный фильм потряс публику, создал лекала и каноны НФ-стилистики — факт. Долгое время «Бегущий по лезвию» был чем-то нерушимым, неоспоримым, словно артефакт некого культа. А потом решили снять продолжение. Да еще и без Ридли Скотта в качестве режиссера…

Естественно, публика (особенно старая гвардия адептов оригинального фильма) к этой затее отнеслась с большим скепсисом. Фильм 1982 года — это абсолют режиссерского гения Скотта, если хотите — квинтэссенция его творчества. И тут — сиквел. Спустя 35 лет (!), с «модным» Дени Вельневым в кресле режиссера. Опасаться было чего. Более того — опасения частично подтвердились. Но при этом «Бегущий по лезвию 2049» — один из стоящих фильмов данного киногода, та современная научная фантастика и антиутопия, которую стоит посмотреть.

Одна из особенностей Вильнева-режиссера в том, что даже самую дремучую, ортодоксально-научную фабулу, в которой не каждый НФ-теоретик с первого раза разберется, он может превратить в семейную драму о людях, о судьбах, о чувствах и так далее. Можно сказать, это самый человечный и сентиментальный режиссер современности. Самый яркий и свежий пример — «Прибытие» по Теду Чану, где нетривиальный, свежий для кино и для НФ-жанра в целом мотив о нелинейном времени был «слит» в мелодраматичность. Хотя, что значит «слит»? Рейтинги «Прибытия» зашкаливают — его хвалят, его любят. И во многом успех этого фильма обеспечил Вельневу место режиссера в «Бегущем по лезвию 2049».

Но даже весь такой очаровательный и котируемый современной аудиторией Дени Вильнев не смог мрачную тяжелую симфонию «Бегущего» превратить в этюд для фортепиано и семейную сагу. Хотя очень старался, и все акценты смещал именно туда. На этом месте обзора мы сделаем небольшой дисклеймер. Нет, явных спойлеров здесь не будет, но согласитесь, описать сюжет и некоторые сцены почти трехчасого фильма, не раскрыв некоторых деталей, — нереально. Итак, сиквел переносит нас в 2049-й, с момента событий первого фильма среди восстаний репликантов и прочих катаклизмов произошел блэкаут 2022 года, когда была уничтожена вся информация на электронных носителях, что сильно затормозило экономику. Обанкротившуюся корпорацию «Тайрелл» выкупает слепой гений Ниандер Уоллес (Джаред Лето), который спас человечество посредством разработки генно-модифицированной пищи. Образовывается новая технократия, Уоллес представляет новых репликантов Nexus-9 — «ангелов», неспособных на бунт. А старые модели по-прежнему придаются гонениям, на них по-прежнему охотятся «Бегущие по лезвию». Офицер Кей (Райан Гослинг) — один из них, новый «ангел», послушный андроид по госслужбе. Но очередная «зачистка» запускает цепь фатальных событий, меняет его судьбу репликанта и вызывает из небытия призраков из прошлого.

Так вот, возвращаясь к нашим электроовцам. В новом фильме с каким-то маниакальным рвением опущены все ключевые события вселенной «Бегущего». Про тотальный блэкаут мы узнаем вскользь — из диалога Кея с клерком из архива Уоллеса. Приход самого Уоллеса к власти тоже обделен вниманием, как и сам этот персонаж. На него отведены всего 2 сцены. Да, это очень сильные в эмоциональном и зрелищном плане сцены, и в актерском таланте Лето сомневаться не приходится, но персонаж раскрыт лишь слегка. А очень жаль — потенциал его огромен. Зато в новом фильме много пустопорожних диалогов, некоторые из серии «Люк, я твой отец», любовная сцена, подозрительно похожая на подобную сцену из оскароносного фильма «Она», которая не несет никакой нагрузки на сюжет, лишь «разбавляет» и без того чудовищный хронометраж. Но отдать должное — во всех промо к «Бегущему по лезвию 2049» упоминаются три короткометражки — две игровые от «друга режиссера» Дени Вильнева Люка Скотта (хотя, наверное, стоило делать упор на то, что Люк является сыном Ридли Скотта) и одна — аниме от Синъитиро Ватанабэ. Эти приквелы призваны проиллюстрировать ключевые события вселенной. У Ватанабэ это получилось весьма посредственно и чересчур специфично, зато работы Скотта-младшего весьма интересны и информативны. Но почему Вильнев не снял эти сцены сам и не включил их в свой фильм — тайна, покрытая мраком. Они точно бы не нарушили целостности киноленты, потому что она зиждется на других вещах. А именно — на атмосфере — особом технологическом фантасмагорическом нуаре уже недалекого будущего — это Дени Вельнев, дай бог ему здоровья, оставил без изменений, точнее, воссоздал один к одному с оригинальным фильмом. Мрачные урбанизационные пейзажи, где неоренессансные здания, небоскребы и руны подсвечивают холодным светом неоновые боги и монстры. Один из ярких образов — огромная проекция хрупкой балерины с надписью «сделано в СССР» на угрюмой улице мегаполиса будущего. Визуальный триумф киберпанка. И даже подмена композитора Вангелиса монументальными «периодами» Циммера и Уоллфиша воспринимается как само собой разумеющееся и не вызывает отторжения.

«Бегущий по лезвию 2049» — это тот сиквел, который заслужил современный зритель. Зрелищный, пафосный, со сглаженными углами, вышколенный и выхолощенный, с сильными актерами, постоянно нагнетаемым драматизмом и вроде бы с уважением к оригиналу. А все огрехи, как выяснилось, можно замаскировать сопутствующими короткометражными приквелами — революционная идея для современного кинематографа, кстати. Но, повторюсь, — фильм среди современных кассовых блокбастеров знаковый. 7/10

Оригинальный текст по ссылке https://sakhalin.info/weekly/140204 — ставьте плюс если вам понравилась рецензия, минус — если нет, присоединяйтесь к обсуждению на форуме ;)

Hurts – Desire

Cover

Новый альбом манчестерского дуэта продолжает жанровые притязания Surrender – IDM, italo disco, форматный осовремененный synthpop, dreampop – все в легких ненавязчивых тонах, в едином позитивном настроении и с небольшим меланхоличным послевкусием. Открывает релиз уже известный Beautiful Ones – звонкий, емкий, мелодичный поп-трек с запоминающимся мотивом, создающий нужный эмоциональный фон для прослушивания данного альбома.

Ready to Go уже более вкрадчив, где-то трагичен, где-то жизнеутверждающий, по саунду представляет что-то ритм-н-блюзовое, но при этом есть и IDM влияние.

People Like Us — мой личный фаворит здесь. Чуть мрачный, с густым, многослойным звучанием, где можно услышать отголоски new age, blues, trip hop музыки. Something I Need to Know – струнно-клавишная баллада — пронзительная и эпичная одновременно, на каждом альбоме Hurts есть такой трек. Thinking of You — милый, наивный synthpop/retrowave опус. Wherever You Go чуть актуальнее по звучанию, лаконичнее по содержанию. Chaperone также можно отнести к легким инструментальным произведениям с Desire, а вот Boyfriend — определенно громкий хит, со всеми вытекающими: флер олдскульной поп-музыки, немного electroclash, текст — все на месте. Walk Away — IDM, italo disco в грамотных пропорциях, очень симпатичный, стильный трек. Повествование Wait Up напоминает о первых двух альбомах Hurts — холод эмоций, созерцательность… Spotlights, напротив же, — гротеск от современных Hurts — чуть ли не диско в чистом виде. Hold on to Me и Magnificent приносят еще немного романтики и лирики под занавес альбома.

Легкий и простой альбом. Не такой эпично радостный, как его предшественник, но в целом продолжающий его идеи саунда, как мы уже и говорили. Замечательный саундтрек для затяжной промозглой осени. 7/10

IAMX — Unfall

iamx

Крис Корнер после очень личного и мощного лонгплея Metanoia в 2015 году представляет экспериментальную работу Unfall. Но экспериментальна она только отчасти. На Unfall музыкальный архитектор Корнер продолжает работать с тонкими материями, атмосферой болезненной странности, хрупкости, меланхоличности и одновременно безмятежности.

Начинает релиз уже знакомый трек Little Deaths — минимализм, пульсации, прерывистое дыхание захватывают внимание слушателя, нагнетают саспенс, но без крови и треша. Легкая тревожность, покалывание на кончиках пальцев, которые на Tickticktick перерастают в паническую атаку. Minimal synth перерастает в space ambient c industrial доминантой. На треке Hysteria в звучании проявляется trip hop направляющая — тонкая, звенящая и «глухая» одновременно, а Running Point ведет в сторону ritual ambient, с едва уловимыми tribal элементами. Trust the Machine опять представляет холодное, отрешенное, обезличенное industrial звучание, а The Noise Cabinet «усугубляет» его до модного synthwave/retrowave/outrun. Cat’s Cradle раскачивается в такт этой тенденции релиза, Mirtazapine наслаивает саунд до необычного сочетания noise, electroclash, downtempo. Polar I. возвращает space ambient, Teddylion — minimal synth, но здесь и возникает кинематографические хоррор и слэшер. Тревога и страх здесь осязаемы. И снова контраст — за этим треком следует, эфемерный, абсолютно эмбиентовый, прозрачный 11.11. The Disease to Please и Windschatten находят финал как trip hop симфонии.

Unfall — сложный, неоднозначный, но при этом ожидаемый альбом от проекта IAMX. Такая работа рано или поздно появилась бы в дискографии Криса Корнера.

Данный релиз вышел 22 сентября, но следующий «полнокровный» традиционный альбом IAMX Крис обещает представить уже в январе.

8/10

Voodoma — Gotland

21752118_1669157883128910_1295780638230400313_n

Новый альбом проекта Voodoma продолжает мрачные ностальгические веяния, начатые еще на прошлом альбоме Secret Circle. Саунд здесь почти тот же — sympho gothic metal с большим вниманием к NDH.

На первом треке Shine сразу проявляется этот gothic metal пафос, в размерянном, монотонном его исполнении. Для начала весьма неплохо. Love Is Falling — NDH почти в чистом его виде, хитовый и легкий для аудитории трек, украшение альбома. Но все ставки идут на horror-опус Ghostlight. И вот действительно — там что-то есть от horrorpunk, psychobilly и heavy жанров разом.

Arise и Close to You показывают совершенно иную сторону релиза — томную, мрачную, тяжелую, с вокальными линиями, характерными для gothic metal жанра. Painful Lies снова делает упор на мягкие/мелодичные вариации NDH, а World Roulette — напротив, демонстрирует более метализированный саунд. What We Die For — один из примечательных треков здесь — опять же классичность около synth rock/NDH и симфо-пафос. Way of the Damned и финальный Shadow созданы в том же ключе.

Спокойный и «стабильный» лонгплей, без каких-либо откровений, но при этом достаточно симпатичный, целостный и стильный для своего сегмента сцены. Определенно, найдет своего слушателя. 7/10

Les Chats Noirs — Les Fleurs Des Mortes

cover

Латинская Америка для темной сцены до сих пор остается дивным краем, где можно найти ортодоксальное «готическое» звучание, самых идейных музыкантов, самую преданную аудиторию. Les Chats Noirs — Les Fleurs Des Mortes — это та самая теплая ламповая «готика котика», по которой стенает Старый Свет. Здесь и ностальгическое сочетание ethereal/darkwave, и литературное влияние Энн Райс, Эдгара По, и декаданс, и вампиры, и пары абсента, и викторианская эстетика. Это как возвращение домой после многолетнего отсутствия. Love And Passion сразу демонстрирует характерный саунд с атмосферными клавишными, отсылками к пост-панку и одновременно к ethereal wave. Много «слоев», много деталей, но общий настрой очевиден. Lestat в этом плане целостнее, мрачнее, снабжен типичными готик-роковыми риффами и бас-линией. Death Is Alive — трек, пронизанный личными фрустрациями, отсюда и более пронзительное, лаконичное повествование, и меланхоличная, почти медитативная линия вокала. Один из знаковых треков здесь. Eternal Love продолжает это звучание — но более прозрачно и легко, почти растворяясь в эфире. Pain — также претендент на хит, простой, динамичный, нет ничего лишнего. Aging Is Sad — этюд в мрачных тонах, с маршевым ритмом и печалью в каждой ноте. Вся философия и драматургия альбома «нагнетается» в одноименном дарк-эмбиентовом Les Fleurs Des Morts.
Poe — достаточно спокойная простая баллада, не лишенная своего протодекадентского очарования. Don’t Bring Me Down и The Cellar под конец вспоминают классический gothic rock/post punk.

Альбом Les Fleurs Des Mortes из той серии ностальгических релизов, которые заставляют заново прочувствовать те мысли и эмоции, которые посещали лет 20-15-10(?) назад. Для определенной аудитории определенной субкультуры, конечно. Такой музыкальный материал, конечно, не будет вписываться в современные тренды, но оно и к лучшему. Такая музыка берет именно своей эмоциональной составляющей — ассоциациями, воспоминаниями, призраками, которые она вызывает из небытия. 8/10

I Am Eternal Spectator