Архив рубрики: Кино

“Мы все мертвы”: любовь, буллинг и зомби

Что будет, если смешать 1/4 дорамы, 1/4 социального кино и 2/4 зомби-апокалипсиса? Новый топовый проект Netflix.

orig

Конечно же, в случае «Мы все мертвы» нельзя сказать, что южнокорейские мастера кино и сериального дела отожгли так же громко, как и в проектах «Игра в кальмара», «Поезд в Пусан» и, к сожалению, в так и неоцененном по достоинству «Королевстве». Но в «Мы все мертвы» определённо есть наработки, которые раньше в этом хоррор-поджанре таким образом не скрещивались. Точнее, не так явно. Крайне предсказуемая фабула — гениальный, но безумный учёный создаёт смертоносный вирус и в результате цепочки фатальных событий зомби-эпидемия захватывает сначала старшую школу и колледж, затем и весь город. Дальше по традиции все завертелось с военным положением, концентрационными лагерями и мутацией вируса, за которой не поспевают лучшие ученые. Но во всей этой клишированности находится место для объема сюжета. Оказывается, глобальную катастрофу может спровоцировать простейший школьный буллинг – часть школьных реалий, которая, как выясняется, существует в каждой стране, при любом строе и менталитете и может поспособствовать созданию монстров куда страшнее и кровожаднее зомби. Есть и остросоциальная тематика – пример, как в таких закрытых сообществах со своей экосистемой (то есть в школах) социальное расслоение влияет на мироощущение учеников очень сильно. Но и классическое – честь, долг и совесть, идеи самопожертвования или же общей жертвы, чтобы спасти хоть кого-то и сохранить хоть что-то, здесь проиллюстрированы очень красочно и с выбиваем слез из зрителя.

Но не стоит думать, что здесь одна сюжетная линия, где герои с переменным успехом по принципу 10 негритят будут убегать от зомби, а в свободное время выяснять отношения и вычислять, кто кому ля крыса, перемежая это болезненными исповедями о своих семьях. Здесь не менее убедительны второстепенные персонажи, не менее колоритны другие локации городка Хесан, который вмиг оказывается отрезан от всей страны. Создатели сериала доходчиво разобрали общественные механизмы, которые включаются в момент «интересных исторических событий» – от изоляции до ксенофобии. И не надо даже проводить ковидные параллели – за тебя,  дорогой зритель, это сделали сценаристы сериала.

Однако есть в сериале и спорное. Стопроцентными промахами это не назовешь, но воспринимается это как-то странно. Например, неоднородность серий. Например, 45 минут мочили зомби в фарш, визги, вопли, динами и драйв, потом полторы серии – камерная мелодрама с минимумом действий. И такой же странный контраст по визуальной части – абсолютное качество операторской работы и монтаж. Грим и «хореография» зомби тоже убедительны. Массовые сцены, моменты взрывов впечатляют. И как жирное пятно на красивом наряде – посредственная компьютерная графика начала 00-х, особенно в пилотной серии. Почему решили расслабиться именно в этой составляющей проекта – загадка. Оммаж B-movie из Южной Кореи с любовью?

Но в конечном итоге, «Мы все мертвы» в разы интереснее и смотрибельнее почти всех эпидемиологических хоррор-франшиз, которые выходили в последнее время в другой части света. Не знаем, дойдет ли до продолжения в виде еще двух обязательных для Netflix сезонов (скорее всего, да). Но «Мы все мертвы» себя уже оправдало как самостоятельное произведение, которое способно всколыхнуть болотце жанра фильмов о зомби. 8/10

«Шершни» — назойливое жужжание гранжевых 90-х

Мы немного выпали из графика кинопремьер, а когда задумали вернуться с новым обзором, походящего фильма на этой неделе не нашлось. Поэтому «не опять, а снова» обратимся к формату, для которого не так критичны даты выхода – к сериалам.

«Шершни» — назойливое жужжание гранжевых 90-х

orig (1)

Мы не раз в обзорах — и в музыкальных, и в киношных — говорили о сложившемся тренде ностальгии по 90-м. Каждому поколению необходима эпоха, по которой можно стенать и которую можно оплакивать, вне зависимости от того, насколько это было «золотое время». Прошедшее нам кажется лучше, потому что мы помним не события, как они были, а свои эмоции. Вся та музыка, выступающая саундтреком к юношеским воспоминаниям, все то кино, которое смотрели запоем, еще до появления стриминг-сервисов. Канал MTV и как альтернатива ему – субкультурные движения, которые только набирали обороты. А сериал «Шершни» показывает изнанку всего этого, жестко перекраивая розово-сахарный мирок старшей школы типичного благополучного городка в триллер о выживании после авиакатастрофы в лесах, который затем мутирует в психоделический feral folk хоррор с мертвечиной, шкурами, рогами и странными символами. И самое забавное, что такое пестрое сочетание – лучший оммаж 90-м — тому десятилетию, которое подарило зрителям «Бестолковых», «Девственниц-самоубийц», «Выжить» и «Ведьму из Блэр».

Что еще добавляет аутентичности и убедительности «Шершням» — это участие двух культовых актрис девяностых — Кристины Риччи и Джульетт Льюис. Их харизматичные, абсолютно противоположные персонажи, конечно же, не вытягивают всю историю на себе, но некоторое количество драмы на них приходится.

Действие сериала происходит параллельно в прошлом и настоящем, что во многом облегчает понимание основного конфликта. Вот молодые, юные, полные надежд сердца, вот катастрофа, которая их калечит во всех смыслах и вот вам последствия спустя много лет, когда уже прожиты не свои жизни или же чувство вины утягивает на дно. На фоне этого все эти оккультные ритуалы и сущности, обитающие в лесу, не кажутся уже чем-то страшным. Хотя создатели сериала не скупятся на элементы боди-хоррора в той или иной сцене. Также во многом сериал построен на контрастах – будь то характеры героев, их поступки в экстремальных условиях или в сытой жизни среднего класса. Оказывается, в первом случае можно пережить все этапы юношеской влюблённости, а во втором заскучать и начать творить дикое. Также эта история об отложенном кризисе, о непроработанной травме. Четыре главные героини упорно тащат из леса все то, что определённо разрушит их нынешние жизни. А возможно, они так и блуждают или кружат в танце в том лесу. И все это под хит Сила Kiss from a Rose.

Но есть и провисающие моменты в сериале, и это даже не неправдоподобно быстрая ассимиляция девочек–старшеклассниц в дикой природе, которые вдруг начинают охотиться, как Рэмбо. Это абсолютно бездарный финал сезона  с жирнеющим намёком на продолжение, которое больше отпугнёт, чем привлечёт зрителя. Хоть первый сезон «Шершней» достаточно целостная история, но и она могла претендовать на продолжение гораздо более удачное, нежели вариации на тему сериала Lost. Но рано еще закапывать второй сезон, подождём, когда он выйдет – Showtime обещает, что это произойдёт осенью 2022 года. 7/10

«Дни освобождения. Laibach и Северная Корея» – инцидент в процветающей стране, наполненной песнями

Мы не ищем легких путей. И поэтому возвращаем книжные обзоры блога не очередной мистической беллетристикой, а во всех смыслах монументальным трудом Мортена Тровика и Жана «Валнуара» Симулена «Дни освобождения. Laibach и Северная Корея», который русскоязычному читателю представило издательство Individuum. Если вы еще не приобрели свой экземпляр на их официальном сайте, то самое время это сделать.  И нет, это не очередной красиво свёрстанный «сувенир», который обычно идет в довесок к limited edition очередного лонгплея. При всей красочности издания и соотношения 50% текста и 50% визуала «Дни освобождения» вполне самостоятельное, хоть и эклектичное  произведение, которое может рассказать свою историю и вне контекста действующих лиц. Но с контекстом, конечно же, интереснее.

И по странному совпадению обстоятельств мы разбираем афтершоки тура Laibach в Пхеньяне 2015 года перед выходом их нового альбома Wir Sind Das Volk.

«Дни освобождения. Laibach и Северная Корея» – инцидент в процветающей стране, наполненной песнями

20220203_180249

Новость о туре Laibach в Пхеньян всколыхнула всех и вся. Поначалу многие и не верили – все это казалось из рода той фантастики, которую Тимо Вуоренсола переосмыслил своим «Железным небом». Но когда эту новость подхватили СМИ калибра The Guardian и стало понятно, что все происходит всерьёз — весь мир изошел на говно. Поклонники роняли слезы восхищения и сожаления, что никогда не попадут на этот концерт (и он никогда не повторится), скептики и снобы затянули извечное «Laibach прогнулись», мол, очевидно что концерт для «специально приглашенной элиты режима», декоративное шоу ради шоу, еще более дремучие скептики и те, кто плавает исключительно по поверхности и хватает по верхам, вспомнили и нацистскую униформу, и «квази-фашистскую» эстетику и тут же взвыли «доколе?!». В общем равнодушных не было, и можно сказать, что концерт Laibach в Пхеньяне прошел успешно еще до начала самого концерта.

А потом появились первые фотоотчеты и короткие видео. И они были нереальными – я сейчас не имею в виду звук или свет, а именно мизансцену, реакцию на нее публики в зале. Милан и другие участники в стильной «летней версии костюма генерала Ким Ир Сена», Мина, напоминающая кинозвезду эпохи соцреализма и 1500 (?) зрителей, смирно сидящих в своих креслах, которые соединились в «Звуках музыки» — известнейшего мюзикла. Чтобы прочувствовать всю хрупкость и специфическую красоту этого момента, наверное, нужно знать все – и сюжет мюзикла, и историю Северной Кореи, и становление самих Laibach. И тогда моменты этого, казалось бы, (не)обычного номенклатурного концерта вас смогут заворожить. Есть еще одна причина, по которой данное событие так срезонировало с нашим блогом. Географически Северная Корея (да и Азия в общем) нам ближе, чем Словения, да и весь европейский континент. И в каком-то смысле понятнее. Эта часть света живет в своем ритме, как и Европа в своем. Но вернемся к книге.

Сразу как ключ от всех дверей нам представляют те самые «Десять статей завета Laibach» 1982 года. Понятно, что за сорок лет они не изменились, но там есть кое-что основополагающее для «Дней освобождения» в книжном варианте: «Группа действует как творческая иллюзия жесткой институциональной системы, как социальный театр поп-культуры; она коммуницирует исключительно через отсутствие коммуникации» (стр. 43). В книге о Laibach нет самих Laibach, нет прямой речи от них – только завет, пара-тройка выдержек интервью. И такая дистанция дает простор для размышлений о том, что этот новый перфоманс значит для них. Какой его истинный концепт? Но зато в «Днях Освобождениях» много «норвежского связного» Мортена Тровика, и это заслуженно – именно его усилиями и связями все состоялось. Да и как спикер он интересен и достаточно харизматичен, его опыт в переговорах непререкаем (и к нему мы еще обязательно вернемся в обзоре книги «Предатель в Северной Корее. Гид по самой зловещей стране планеты»)  – кстати, вот мы и дошли до самой остросюжетной главы «Дней освобождения». Просим простить за занудство, но мы до сих пор не понимаем, почему переписку Тровика и представителей Комитета по культурным связям КНДР считают «уморительной». Остроумной (со стороны Тровика) – да, но вряд ли ее найдут уморительной, например, те, кто работал в СМИ – (как в том древнем анекдоте – «кто в армии служил, тот в цирке не смеется»). Хотя, безусловно, там есть забавное – например, просьба северокорейской стороны предоставить “фотокопии образцов самых приличных джентельменских костюмов Laibach” (стр. 48). Тут, наверное, у каждого читающего эту книгу пронесется в голове – «А если у меня в гардеробе такой костюм? А вдруг позовут в Пхеньян?»

Далее идет манифест гипертеатра от Тровика «Быть в этом, но не быть этим» (кажется, это еще и его кредо по жизни), где он среди прочего вещает о том, что «пространство и сцены Гипертеатра включают черные коробки театральных площадок и белые кубы художественных галерей» (стр. 60). Затем одна из статей неугомонного Славоя Жижека (стр. 63), где он проводит любопытную параллель «Трапп – Фидль – Чаушеску — Ким Ир Сен/Ким Чен Ир» и разжевывает несведущим, почему выбран именно мюзикл «Звуки музыки», и, как всегда у Жижека, все это в весьма провокационной манере. В этой же части издания еще несколько статей и расшифровок эфиров, но они имеют бледный вид на фоне опуса одного из ведущих культурологов и философов современности.

А вот и прикладная часть «Дней» — мануал, как вести себя КНДР, главная суть которого — «Сомневаешься, спроси». Помимо стандартного и ожидаемого «передвигаемся группой, берем наличку, wi-fi не работает, людей в форме не фотаем», да и в общем «если ты в Риме, веди себя как римлянин», там есть любопытные предписания фанатам группы, а именно — оставить дома мерч Freedom of speech go to Hell, Drummer boy, Spectre Tour, We come in Peace, Think Negative, We believe in God. Что резонно, кроме, пожалуй, линейки Spectre – она достаточно нейтральна, и во время одного из саундчеков на самом Мортене футболка из этого тура. Впрочем, это мелочи.

20220203_180718

Лучше перейдем к кульминационной части книги, которая состоит из фотографий подготовки и собственно самого концерта Laibach в период празднования в КНДР семидесятилетия со Дня освобождения полуострова от японского колониального правления, который состоялся в художественном театре “Похва» («Факел») Министерства внутренней безопасности. Театр вмещает в себя 1500 зрителей (забавное совпадение  — тираж «Дни освобождения. Laibach и Северная Корея» на русском языке – 1500 экземпляров). Есть схема зала с распоясовкой мест.

20220203_181025

На фото не указано, но белым цветом отмечен резерв «элиты режима», но, судя по кадрам документального фильма (к которому мы вернемся позже), с этих мест так и не была убрана белая ткань, да и в зале было достаточно просторно. Либо КНДР ввели социальную дистанцию до того, как это стало мейнстримом в остальном мире, либо какая-то часть членов союза профессиональных музыкантов не прочувствовала до конца историческую значимость момента. Как и «элита режима». Но это ожидаемо. Однако в зале была «целевая» и «потенциально целевая аудитория» — северокорейский зритель, который нашел музыку Laibach «странной, но очаровательной» или вовсе отмечал «я не знал, что такая музыка существует на свете, а теперь знаю» (стр. 145).

20220203_181216

Тяжело прорываться через эти объемные вводные части материалов профессиональных журналистов, которые присутствовали на концерте. Потому что там две трети «Laibach – это…», «Мортен Тровик – норвежский режиссер, который…», прояснения про Neue Slowenishe Kunst (NSK), ссылки друг на друга, все что угодно, и одна треть про непосредственно концерт в Пхеньяне. А нас как читателя интересует именно это. Поэтому самое время немного рассказать про документальный фильм «День освобождения» Мортена Тровика и его латвийского коллеги Угиса Ольте (VHS film).

Слоган фильма – All art is propaganda (G. Orwell) — … and all propaganda is art (Laibach). Наверное, это редкий случай, когда книга и документальный фильм от одной и той же команды не дублирую друг друга, а, наоборот, дополняют друг друга. В книге идет упор на раскрытие концепции и общественный резонанс, а фильм представляет нам подробную хронику событий непосредственно накануне концерта и, конечно же, само выступление. Если вы не нашли какой-то информации на страницах, вы найдете в материалах фильма. Так, например, подробно раскрыт алгоритм северокорейской цензуры, который вымарал все корейские песни из сет-листа, оставив одну, а также не допустил половину видеопроекций, которые должны были сопровождать происходящее на сцене. Определенно, в этой документальной ленте есть и интрига, и драма, и раскрытие мотивации всех участников данного проекта. Конечно, «День освобождения» лишен патетики документалок Netflix – это куда более филигранный вид документального жанра «с большим подрывным потенциалом».

20220203_181513

О чем в книге мы еще забыли упомянуть? О довольно познавательном и остроумном интервью с Валнуаром (стр. 171) про концерт, КНДР, искусство, хейт от других групп и о том, что если бы он организовывал еще один подобный концерт, то пригласил бы к сотрудничеству Бойда Райса (тут мы оранули чайкой))). О еще одном интервью с Тровиком и Ольте (стр. 180), которое посвящено непосредственно документальной ленте. И о паре завершающих этот труд статей, одна их которых Славоя Жижека, который наиболее удачно и точно подводит итог произошедшего с группой экспириенса – «…это не о Северной Корее, от Laibach вы много о ней не узнаете. Но вы узнаете много о наших собственных тревогах и лицемерии» (стр. 191).

20220203_181302

Что до технической составляющей издания – то качество приятно удивило. Хорошая вычитка текста, верстка, качество печати. И что немаловажно для нас – крепкий переплет, а уж поверьте, во время подготовки к обзору мы листали страницы очень интенсивно))) Издание презентабельно и способно украсить любую личную библиотеку, тот случай когда приобретение «физической копии» более чем оправданно. Радует, что такие книги все-таки издаются для русскоязычной аудитории, несмотря на все «но».

«Аллея кошмаров» — духобесие и джаз от Гильермо дель Торо

В связи с последними событиями в жизни автора блога мы решили возродить рубрику «Кино» в том виде, в котором она изначально задумывалась – рецензии на авторское кино, b-movie, хорроры – в общем все, что хоть как-то пересекается с основной тематикой блога. Что касается мейнстрима – эти киноновинки будут отписываться в регулярном режиме. Таким образом, в неделю будут выходить две кинорецензии от Виолы – в пятницу на violanoir.com, в субботу или в воскресенье — на sakhalin.info. И нам очень радостно, что для «возрождения» подоспел фильм от одного из наших любимых режиссеров.

«Аллея кошмаров» — духобесие и джаз от Гильермо дель Торо

35959-копия2222

Гильермо дель Торо — один из узнаваемых режиссеров, причем уже настолько, что как только становится известна фабула того или иного проекта – понятно, что именно этот режиссер приложил к нему руку. Конец 30-х, закат бродячих цирков в духе Барнума, фантасмагория и нуар, поданные как притча от том, куда приводят людские пороки. Своеобразное переосмысление «Уродцев» Тода Браунинга. Кто сейчас такое может снять впечатляюще и пронзительно, если не Гильермо дель Торо? Если его предыдущая работа «Форма воды»  — типичный для него фильм, страшная и романтическая сказка, то «Аллея кошмаров» — абсолют его режиссерского таланта. При том, что здесь дель Торо отошел от привычного ему формата бестиариев – единственный монстр тихо взирает на происходящее из формалинового сосуда, самая страшная тварь здесь человек, а вся мистика разбивается о цирковые трюки. Гениальные, хорошо продуманные, обоснованные в психологии, но все-таки трюки.

В каком-то смысле «Аллея кошмаров» актуальна как никогда. По миру ходят обозы инфоцыган, ярмарки вебинаров и семинаров личностного роста, где пришедших препарируют и влезают им под кожу так же ловко, как и главный герой фильма – человек не то что бы шибко талантливый, просто старательный, внимательный к деталям и беспринципный. А большего не требуется – вот происходит стремительный полет из грязи в князи. Знакомо, не правда ли, все это «духобесие»?

Впрочем, это слишком схематичное описание сюжета, согласна. Главный герой в исполнении Брэдли Купера, не так уж прост в своем злодействе и алчности. Там своя травма в анамнезе, и к финалу к нему даже испытываешь некое сочувствие. К слову, тут никого при всем своем коварстве не назовешь стопроцентным злодеем – даже героев Уиллема Дефо и Ричарда Дженкинса как-то у режиссера получается пожалеть. Женский состав здесь подобран восхитительно – три женских образа как три мира главного героя. Провидица Зена (Тони Коллетт ) – неприглядная изнанка мира бродячих цирков, грязь, шарлатанство, рвачество и беспросветная тоска. Психотерапевт Лилит (Кейт Бланшетт) – сверкающие интерьеры ар-деко, дорого, богато и, конечно же, опасно. И для главного героя, поддавшемуся всем искушениям сразу, этот мир становится адом. Молли (Руни Мара) – как нервный и трепетный ангел-спаситель главного героя. Как ни странно, именно ее образ сложный и многогранный, несмотря на то, что это обычная девушка из бродячего цирка. У Гильермо дель Торо всегда есть такой, казалось бы, второстепенный персонаж, который ведет всю историю и создан из символов и мелких деталей – это постоянное умирание на сцене, плитки шоколада, ее роль в финальной мистификации дают объем истории, дополнительный смысл. Но в итоге главный герой не приживается, не становится счастливым ни в одном из миров, он ищет что-то, он не может примириться со своей натурой, поступается принципами, теряет бдительность, нарушает «цирковые заповеди», и в итоге кара не заставляет себя ждать. Причем в самой страшной форме.

Поэтому «Аллея» кажется нам переложением культового фильма  Браунинга – но в более масштабном формате, со многими и многими иносказаниями, предысторией, попыткой исследовать происхождение зла. И повторимся, этот сюжет актуален как никогда.

Что же до визуально-технической составляющей – она превосходна (хотя допускаем мысль, что для некоторых зрителей может быть слишком специфической). Истинный нуар по всем правилам, который сначала перемежается с сюрреализмом циркового балагана, а потом с грошовыми ужасами эдвардианской эпохи. Музыка, операторская работа, монтаж содержат в себе по-прежнему всю ту магию, которая очаровала зрителя во времена «Лабиринта Фавна».

«Аллея Кошмаров» — тот фильм, который можно пересматривать многое количество раз, открывая для себя новые смыслы и детали истории. Как, впрочем, всегда было с фильмами дель Торо. 9/10

Lords of Chaos и семь спаленных церквей

kinopoisk.ru-Lords-of-Chaos-3306385

Мимо этого фильма невозможно пройти, ибо он при внешней мнимой стандартности и форматности произвел эффект взорвавшейся бомбы. Серьезно, в Facebook до сих пор невозможно зайти, не наткнувшись на пост из серии «я тут посмотрел Lords of Chaos, я вот что имею вам сказать…». И действительно, если даже весь этот норвежский true black metal движ прошел от вас по касательной и много лет назад, то Lords of Chaos равнодушным не оставит.

Не буду соблюдать обычную структуру кинообзора. Во-первых, пардон, мне самой от нее по известным причинам уже душно и тесно, а во-вторых, вся информация в духе «Юнас Окерлунд, бывший музыкант, который когда-то играл в Bathory, снял фильм про убийство Евронимуса» и «Луи Каше до сих пор не может потушить то, что у него полыхнуло после выхода фильма — правительство Франции вводит режим ЧС» легко гуглится и без меня. Поэтому просто позволю несколько тезисов и пространных мыслей. Их будет всего семь:

— Фильм сделан с душой, с участием и вниманием, для себя. Здесь больше про Окерлунда, чем во всех его клипах и редких фильмах — оно и понятно. Он как-то умудрился избежать голливудского лоска, которым, по идее, он должен был как режиссер пропитаться весь за столь огромный творческий путь. С другой стороны — этот человек снял Smack My Bitch Up для The Prodigy, My Favourite Game для The Cardigans, Music для Мадонны, Fuel For Hatred для Satyricon, Beautiful для Агилеры, один из самых известных концертников Rammstein и «бог с рогами» знает что еще. Вот чего уж, а переключаться и абстрагироваться Юнас Окерлунд умеет. Lords of Chaos оставляет впечатление уютного, как треники с финальной сцены, камерного, авторского кино — и это огромнейший плюс.

— Я уже упоминала это в рецензии к совершенно другому фильму (хотя сейчас закралась мысль, что они в чем-то весьма похожи) — по эпохе 90-х только начинают ностальгировать, еще огромное количество тем и реалий этой эпохи, которые кинематограф не осветил от слова «никак». И вся эта возня вокруг норвежского блэк-метала к ним, несомненно, относится. Конечно, были робкие попытки — но не то. Lords of Chaos — это первое нечто внятное на эту тему.

— Многие обвиняют фильм в однобокости, мол, история подана с одной стороны. Естественно. Любой байопик будет подан лишь с одной стороны (победителя, кек) — это издержки жанра. В начале, кстати, есть отличный дискламер «основано на правде и лжи». Также сыпятся упреки, что Окерлунд, Мойнихэн, Сёдерлинд и рядом с теми событиями не стояли, взгляд их на это поверхностный и извне. Но представьте на минуту, что дед Гришнак слезает со своего трактора и начинает снимать о своих прошлых подвигах фильм, где его самого играет расово верный Билл Скарсгард? Страшнааа? Вот и я о том же. Некоторые вещи хорошо видеть чуть поодаль, чтобы понять весь масштаб.

— По вышеуказанным причинам и не только спокойно воспринимаются и ляпы, и откровенно провальные сцены. Это не тот фильм, который обязан быть шедевром. Финальная сцена, конечно же, — фейл. Как и Dead cо златыми кудрями, бегающий по лесу во флешбэках аки Леголас. Но в этих провисающих сторонах есть свои шарм, гротеск, постирония, если хотите.

— Да и в общем-то в фильме полно специфического юмора. «Это Варг, он уже семь церквей сжег», до этого монолог Варга на сложных щах про позеров в контракционных лагерях, сцена с интервью — лично я смеялась в голос. Особенно учитывая, до каких серых мышей дотусовался нынешний месье Каше, да и другие непосредственные участники тех событий.

— Каст. Опять же — кроют матом за несоответствие, но опять же — это художественный фильм, экранизация книги (то есть, по сути, уже «вторичный контент») — о какой документалистике и портретном сходстве может идти речь? А между делом подбор актеров вполне неплох. Рори Калкин — находка для создателей фильма, он и тащит на себе действо. От «Почему-меня-играет-пухлый-еврей?!!!» Эмори Коэна требовалось сыграть неуклюжий комок комплексов и абсолют юношеского максимализма — да, образ получился собирательный, но все-таки он получился.

— Возможно, все выше мной сказанное похоже на оправдание Lords of Chaos. Но почему бы в кои-то веки не защитить хороший, добротный фильм от несубъективного хейта? Прикладной смысл в действии. Lords of Chaos все-таки удалось главное для кино данной направленности — соблюсти дух, настрой той эпохи, показать ее без прикрас и без преувеличения. И как мы видим, это нашло свой отклик.

8/10