The-Cumaean-Sibyl,-1876

Parzival — The Golden Bough

cover

От возрождения к прорицанию. Parzival продолжает исследование того же архетипа, что и Urheimat, только под другим углом. Изображение на кавер-арте Кумской сивиллы кисти Веддера, впрочем, как и название с отсылкой к монументальному труду Фрэзера, должны настроить аудиторию на нужный мистическо-религиозный лад, но если это по какой-то причине не случилось, первый трек Tumbling Down раздавит вас подавленной яростью neofolk саунда и симфонической патетикой. Agape обращается к tribal эстетике, обладает запоминающимся мотивом и «кинематографичностью» золотого века. Неожиданное открытие от Parzival.

Blind Shepherd представляет тот тематический пласт альбома, который более привычен для проекта. Строгость и холодность martial industrial форм, монохромные оттенки и очень специфическая вокальная линия. Golden Bough держит повествование, находя в нем место еще и для винтажного флера proto doom и occult rock жанра. Doctor Plague находит каноны military pop/martial industrial жанра с должной драматургической составляющей. Где-то в The Grinder Of God распята блюзово-даркфолковая тоска, The Bond представляет себя в виде своеобразной баллады-откровения. Catcher In The Sky — тоже откровение (пророчество), но более интимного и мистического свойства, обращенное внутрь себя и к восприятию внешнего мира сквозь себя. И конец пути в виде пронизывающего, удивительного сочинения — Wanderer.

The Golden Bough мягче и лиричнее по настроению, но не по концептуальной составляющей. Девять треков здесь как девять книг, исчезающих в огне и навлекающих гнев богов. И пока что это одна из самых поэтичных и многогранных работ в истории Parzival. 9/10

Добавить комментарий