IMG_20200812_172846

«Сквозь темные туманные города» — интервью с Pegasus Asteroid

17 июля на лейбле SkyQode вышло переиздание EP проекта Pegasus Asteroid — Mechanical Heart 2.0. Конечно же, не только обновлённое, но и дополненное. Но, история проекта Pegasus Asteroid интересна и без новых версий замечательных релизов, инспирированных sci-fi эстетикой, фильмами категории B и прочим сверхъестественным. Дуэт находится в плотной связке с литературным миром, имеет насыщенную (для русскоязычной темной сцены) предысторию и определенно будет двигаться вперёд. Мы поговорили с Михаилом и Анастасией о музыке, кино и литературе, о возможных реалиях далёкого и не очень будущего.

И сразу – почему Mechanical Heart решили переиздать именно сейчас? Что вас сподвигло на этот шаг? Планируются ли в дальнейшем переиздания, выпуск ранее не опубликованных работ или же только вперёд – к новым свершениям и к новому материалу? Будет ли когда-нибудь полноформатная работа? Или пока формат EP удобен для вас?

М: Переиздание было задумано как первый шаг к выходу проекта из тени. Со времени выхода The Fog у нас продолжал копиться материал. В 2017 году мы выступили на местном мини-фестивале, в начале года давали интервью и маленькое выступление на радио, но такие моменты, скорее, исключение. Нам ближе закрытый формат творчества без тусовок и разъездов. Материала у нас достаточно минимум на 2-3 альбома, потому “неизданное” тут, скорее, просто багаж песен, которые постоянно появляются. Мини-альбомы пока что оптимальны, т. к. если песни нравятся, тебе хочется переслушать поскорее. Также мини-альбом занимает меньше времени в реализации и при нашем дефиците времени пока что — лучший выбор. Полноформатный альбом “лежит” в сборках и ждет своего часа. Скрестим пальцы.

Можно ли назвать Pegasus Asteroid концептуальным проектом, и, если да, то в чём его идея, тематика? Какой он, мир ваших песен?

М: Бесспорно, проект концептуальный. Даже если вы слышите песню о любви, то она имеет потустороннее настроение и атмосферу. Проект “космический” в самом широком смысле. Мы отправляем слушателя в путешествие. Наш путешественник идёт сквозь темные туманные города, встречает на пути сказочных и фантастических существ, проникает в сны.

Любой мир должен быть населён – на какую аудиторию вы ориентируетесь? Каков он, ваш слушатель?

М: Не важно, кто нас будет слушать. Вроде и жанр подразумевает какие-то рамки и принадлежность к тёмной сцене, но задача — не конструировать композиции под аудиторию, а делать их красивыми. Красоту поймут люди разных возрастов и интересов. Для нас это приоритетно.

Stillife, Lesnikov-16, Pegasus Asteroid – проекты, прямо скажем, непохожие друг на друга. Что это для вас? Этапы творческого пути? Поиск себя? Или же необходимость самовыражения в столь разноплановых жанрах?

М: Pegasus Asteroid — это то пространство, которое нельзя было создать в рамках Stillife или Lesnikov-16, потому это очередной этап творческого пути в котором происходит самовыражение в другом жанре.

Lesnikov-16 – можно сказать, культовый проект, «Ангелы космоса» в своё время нами были заслушаны до дыр. Планируете ли вы возобновить деятельность группы, или её история завершена окончательно? Нам кажется, сейчас весьма удачный момент для её возрождения в свете начала новой космической гонки.

М: Lesnikov-16 — это не конъюнктурный проект, который, как трендовый блогер, реагирует на любые “возмущения силы”. Именно потому мы не продолжаем штамповать однообразные треки, прикрываясь фотоколлажами из советской хроники или неоновыми вензелями. В 2005 году нас так понесло, что мы не могли остановиться, пока не записали альбом, полный очень простых отсылок к любимым темам, издевок над синт-поп-группами начала нулевых, без громких заявлений и попыток продавать ностальгию. Если Lesnikov-16 снова когда-нибудь взлетит, то для этого нужен тот самый импульс, как 15 лет назад.

И ещё один вопрос насчёт творчества Lesnikov-16 и нынешнего материала Pegasus Asteroid. Ностальгия по советской космонавтике, весь этот ретрофутуризм – это, конечно, наше всё, но как насчёт того, чтобы привнести в космическую тематику немного актуальной повестки? А то выходит так, что космос ассоциируется у наших современников исключительно с историей, словно это какие-то рыцари и короли. Скажем, сочинить песню о приключениях Илона Маска (он бы наверняка оценил))).

М: В наших песнях нет прямолинейного транслирования вышеуказанных тем. Илон Маск — это уже какой-то поп-культурный феномен, а нам бы хотелось быть вне времени и реальности. Lesnikov-16 также кроме “Белки и Стрелки” не использовал реальных героев и никогда не было желания писать про “Союз Аполлон” или “космонавта Юрку”. Если эта повестка актуальна, с ней лучше справится тот, кого она волнует.

Как дела со Stillife? Работаете ли вы сейчас над чем-то в рамках этого проекта?

М: Сейчас основной упор Stillife — это литературно-музыкальный проект. Пока про выпуск новых песен говорить рано, но есть шанс, что и их появление не за горами.

Станислав и Константин окончательно ушли из Sunchariot? Группа уже не подлежит реанимации? Денис Шаповалов ещё занимается дроун-проектами Adriva, L’Homme Eternel и прочими? Если, конечно, вы ещё поддерживаете с ними связь.

М: Мне сложно говорить на эту тему, так как Sunchariot давно в наших разговорах не всплывал кроме как в ретроспективе. Насчет деятельности других участников я не имею ни малейшего понятия.

Немного отвлечёмся от музыки и поговорим о кино. Я знаю, вы фанаты старых добрых хорроров и sci-fi фильмов (мы, признаться, тоже). Успели посмотреть документальный «В поисках тьмы» Дэвида Вайнера? В общем, расскажите об этом увлечении. С чего оно началось и как отображается в сегодняшнем вашем творчестве? И как вы относитесь к современному хоррору? Например, «Цвету из иных миров» по мотивам лавкрафтовского рассказа с Николасом Кейджем в главной роли?

М: Опасная тема, так как любимая, и могу не остановиться. “В поисках тьмы”, конечно, смотрел и должен сказать, что немного разочаровала поверхностность данной работы. Фильм очень подойдет как знакомство с многообразием вселенной ужасов, но всё, о чем там говорилось, я знал и ранее. Любовь к жанру началась с детства, когда году в 87-м мне наконец-то разрешили смотреть фильмы ужасов. Папа показал “Чужих”, и я с тех пор превратился в ходячую энциклопедию жанра. Жанр “ужасов” — это страшные сказки, и именно такого рода атмосферу они помогают создавать в песнях.

Выхода “Цвета из иных миров” я ждал только из-за возвращения Ричарда Стэнли. Я большой фанат его фильма Hardware и надеялся, что даже орущий Николас Кейдж не испортит фильм. Так и вышло, слава богу. Фильм трагичен, как и рассказ, практические эффекты очень порадовали, но очень высокую оценку я бы не поставил. Налёт идиотии в поведении персонажей и их откровенная непривлекательность, характерная для современных фильмов, не дают полностью им сопереживать. Пересматривать желания нет. Среди современных ужасов достаточно хороших работ, но тех, которые бы удивляли, к сожалению, очень мало. Очень утомляет нескончаемый поток ремейков для более молодой аудитории. Если Стивен Кинг написал что-то на салфетке в баре, студии и стриминговые сервисы уже машут банковскими билетами, готовые это экранизировать, в то время как столько уникальных работ Баркера, Желязны, Гибсона и многих других остаются без внимания.

Эра фильмов ужасов 80-х неразрывно связана с творчеством Лавкрафта (вспомнить того же «Реаниматора»). Да и сейчас к нему на удивление много отсылок в кино и игровой индустрии. Мы знаем и очень любим ваш подкаст «Современники Лавкрафта», который вы ведёте со Станиславом из Stillife. Как пришла идея создания данного проекта, связана ли она с подъёмом интереса к упомянутому писателю и его эпохе в современной массовой культуре? И чем, по-вашему, может быть вызван этот подъём?

М: В прошлом десятилетии в рамках “Stillife представляет” мы создали аудиоверсии 5 рассказов Лавкрафта просто потому, что захотелось. Станислав начитал, я оформил всё это музыкально. Распространяли на мини-CDR бесплатно среди фанатов или друзей. Спустя многие годы мы захотели снова в рамках Stillife сделать что-то интересное. Мы берём не работы Лавкрафта, а рассказы других авторов из Weird Tales Magazine начала 20-го века. Все рассказы имеют наш авторский перевод и специально написанный для каждого из них своего рода кинематографичный саундтрек. Это то, с чем русский читатель ранее не был знаком, и нам показалось, что оживить страницы культового журнала будет весьма увлекательным путешествием в прошлое. Работа непростая, занимает немало времени, но это то, чем Stillife занят сейчас. Проект еще в начале своего пути, но мы надеемся, что достучимся до большей аудитории со временем.

Желание вернуться к литературно-музыкальной форме никак не связано с популярностью Лавкрафта, которая снова пришла через мемы и отсылки в фильмах и комиксах. Уникальный мир, который создал этот гениальный писатель легко тиражировать, ибо он узнаваем на фоне множества менее оригинальных авторов.

Мы пытаемся показать иной мир. Мир современников Лавкрафта открывается читателю и слушателю с несколько другой стороны.

Вы, случайно, не сотрудничаете (или не планируете сотрудничать) с Darker Magazine – известным хоррор-вебзином Рунета?

М: Нет, но мы открыты к сотрудничеству. Мы не очень хорошо знаем существующие ресурсы рунета. Недавно мы начали сотрудничать с крупной группой фанатов Лавкрафта Вконтакте, и подкаст наш на платформе ВК публикуется именно там. На остальных ресурсах, таких как Apple Podcasts, Яндекс Музыка, YouTube и Patreon материалы мы выкладываем сами.

У Насти вышла повесть «Продавщица роз» – уже есть отклик? Настя планирует ещё что-то писать? Российская фантастика, равно как и хоррор, сейчас не в лучшем состоянии, мягко говоря. Не пора ли исправлять положение, и возможно ли преуспеть на этом поприще своими силами?

А: Отклик небольшой: книга не рекламировалась, только на наших страничках в соцсетях. Сподвигли на ее написание два обстоятельства: 1. Огромное количество одинаковых сюжетов в этом жанре. Сериалы, книги, кино — в основном переделки уже давно известных сказок, мифов, городских легенд. Надоело, хотелось абсолютно новый сюжет, при этом такой, чтобы его можно было по-разному обыгрывать и трансформировать. 2. Это все реальные события, рассказанные таким образом, чтобы читатель испытал все то же самое, что и автор.

В книге полностью раскрывается история под названием «Механическое сердце». Песня — лишь эмоция, что-то издалека. Книга же позволяет полностью погрузиться в эту историю. Каждая песня как будто связана с тем, что происходит в книге, включая «Всё остановится». Причём на это мне указали читатели: я и не задумывалась.

В книге все настоящее, хотя кажется сказкой. В ней есть упоминание о том, что после любого события самое яркое, что остаётся — это эмоции. Декорации можно менять, как угодно. Мастерство — в том, чтобы с их помощью оставить те самые впечатления. Насчёт того, чтобы исправлять положение с отечественной фантастикой — да кто я такая! Моей целью было написать стоящее произведение, чтобы не стыдно было сказать: я написала эту сказку. И это мне удалось. Но все мы понимаем, что люди разные, всем нравиться не получится и не нужно. Планирую ли писать новое? Да, я работаю над этим. Есть люди, которые регулярно спрашивают, будет ли продолжение. Для меня эта история продолжается, потому, конечно, что-то будет.

Тот факт, что группа состоит из мужа и жены, облегчает или же, наоборот, усложняет творческий процесс?

М: Процесс усложняется тем, что есть совместный быт, и он очень важен для нас. Облегчает в первую очередь то, что у нас домашняя студия, и, когда есть время записать песню, нам не надо из разных концов города куда-то ехать и договариваться. Мы просто включаемся и пишем. Так же и с аранжировками.

И вопрос, который нельзя не задать в свете сегодняшних событий. Как пандемия сказалась на вашем творчестве, работе и жизни? Мы знаем, что Миша руководит школой по изучению английского языка: карантин наверняка внёс свои коррективы? Или дистанционное образование успешно решает эту проблему?

М: Карантин нам лично пошел на пользу. Мы стали проводить всё время вместе, и это очень здорово. Касаемо ситуации в бизнесе, увы, сейчас для многих это вопрос выживания. Одновременно радует, что многие большие и маленькие студенты, боявшиеся онлайн-обучения, его-таки распробовали, и карантин показал новые возможности. Однако онлайн-формат уроков не покрывает все виды деятельности, и часть учебных процессов стали невозможны. Посмотрим, как ситуация будет развиваться дальше.

Добавить комментарий